Исторический курс “Новая имперская история Северной Евразии”

Портал Net.abimperio.net начинает публикацию глав Исторического курса “Новая имперская история Северной Евразии”.

Логика развития научного проекта Ab Imperio, направленного, прежде всего, на выработку нового аналитического языка описания и изучения сложных обществ (“имперской ситуации”) привела к идее применить этот язык для деконструкции господствующей “схемы русской истории”. Канон, начало которому положил еще Н. М. Карамзин, до сих пор формирует логику исторического мышления, в равной степени проявляя себя и в проспекте казенного “единого учебника истории”, и в оппозиционном и неформальном по замыслу опусе Бориса Акунина. Как показал опыт последних двух десятилетий, политические предпочтения авторов обобщающих исторических курсов и даже принципиальные расхождения в интерпретациях отдельных сюжетов не способны сами по себе поколебать общую картину, формируемую “схемой”. Ключевым фактором, по-видимому, является не то, что говорится, а как, на каком аналитическом языке. С 2005 г. команда Ab Imperio работает над проблемой, которая описывается в форме оксюморона: создание внутренне логичного и согласованного нарратива, преодолевающего монологизм и телеологизм стандартных обзорных курсов. Эта работа особенно ускорилась в последние три года благодаря гранту, полученному от фонда Института современной России (Institute of Modern Russia). Результатом почти десятилетних усилий стал предлагаемый вниманию читателей Ab Imperio в качестве предварительного “препринта” (требующего еще дополнительной научной и структурной редактуры) исторический курс “Новая имперская история Северной Евразии”, который будет печататься с продолжением в номерах журнала в 2014 году.

Предлагаемый вниманию читателей текст нужно воспринимать именно в этой логике: как опыт борьбы не с традиционными “фактами”, а с господствующим (и не замечаемым нами) языком связывания этих фактов в объясняющие схемы. “Геноцид” и “славяне”, “государство” и “монголы” – не просто знакомые всем слова, помогающие наиболее экономным образом рассказать о прошлом, но и “заархивированные” в них готовые объяснительные стратегии (вспомним о значении концепции “геноцида” для истории Голодомора!). Новая история создается через выработку нового языка рассказывания старых сюжетов, а значит, и формулирования новых вопросов, исходящих из такой логики повествования.

Как и любой синтетический обзорный труд, наш текст должен вызвать ожесточенную критику специалистов по конкретным периодам и сюжетам – это болезненный для авторов, но совершенно необходимый процесс. Учитывая, что по каждому из этих сюжетов у лучших специалистов имеется по крайней мере два взаимоисключающих мнения, критика неизбежна. Прежде всего, она должна помочь выявить откровенные ошибки авторов (в тех случаях, когда непримиримые оппоненты сходятся в конкретных замечаниях). Но что еще более важно, она должна показать, возможен ли содержательный спор в рамках предлагаемой новой истории региона. Именно это, а не всеобщее согласие, является критерием научности профессиональной истории: когда у занимающих разные позиции ученых оказывается общий аналитический язык, на котором они могут понять друг друга – и, как правило, не согласиться. Но в этом и заключается главная задача истории: поддерживать совместное размышление о прошлом (а значит, и конструируемом по аналогии с ним будущем), формулировать новые вопросы и широкую дискуссию вокруг них. В результате формируется универсальный язык размышления об обществе, который используется, в том числе, для обсуждения будущего социального устройства.

Авторы делают попытку предложить “новую историю” пространства, общества и институтов, которые существовали в пределах нынешней Северной Евразии и еще в относительно недавнем прошлом входили в состав СССР. Мы отталкиваемся не от предыстории некоего современного государства или народа (которые в традиционной логике воспринимаются вечными и неизменными “игроками” исторического процесса), а от исследовательских вопросов, суть которых можно свести к проблеме упорядочения человеческого разнообразия и управления им. Причем главным механизмом этих поисков выступают процессы самоорганизации, когда новые идеи, практики и институты создаются на новом месте заново или творчески адаптируются в результате заимствования. Можно сказать, что это история людей, самостоятельно ищущих ответы на универсальные проблемы в уникальных обстоятельствах (ведь обстоятельства любой человеческой жизни уникальны).

Это еще не учебный курс в строгом смысле, с правильной дидактической организацией, подобранными иллюстрациями, картами и источниками. Скорее, это первый опыт изложения истории региона современным аналитическим языком. Поэтому на нынешнем этапе работы над текстом мы видим главную задачу в достижении последовательности и, в целом, непротиворечивости применения этого языка. В то же время, как в любом синтетическом и обобщающем тексте, ключевой проблемой является поиск прямых фактических ошибок. Опыт с организацией внешнего рецензирования отдельных глав высококлассными специалистами по конкретным периодам и сюжетам показал, что эта задача так просто не решается: то, что является “фактом” с точки зрения одного специалиста, является “ересью” с точки зрения другого, особенно когда речь идет о событиях, удаленных более чем на два-три столетия от наших дней, когда источники разрозненны и крайне противоречивы, а степень их достоверности и даже понимания современными учеными весьма проблематична. Поэтому мы приглашаем читателей журнала – в большинстве профессиональных историков − присылать нам свои замечания, уточнения и разоблачения. Чем больше разных точек зрения на интерпретацию или факт мы получим, тем увереннее можно будет судить о том, что стоит за критикой: “партийные” разногласия разных научных школ или достигнутый научный консенсус. Ну, и никто не застрахован от обычных описок и ошибок, которые мы надеемся искоренить с помощью коллег-читателей.

Читателям портала предлагается познакомиться с главами учебника, публикуемыми в журнале Ab Imperio в 2014 г.



Как узнать новую историю и чего от нее ждать? Исторический курс “Новая имперская история Северной Евразии”

Глава 1. Политическая экология: формирование региона Северной Евразии


Глава 2. Механизмы политической и культурной самоорганизации первых политий Северной Евразии: формирование Рѹськой земли

Глава 3. Консолидация новых политических систем: государственное строительство в Северной Евразии (XI−XIII вв.)

Глава 4. От локального политического пространства к иерархической государственности: взаимодействие и переплетение местных сценариев власти (XIII−XIV вв.)

Глава 5. Новые времена: проблема обоснования суверенитета и его границ в Великом княжестве Московском (XV−XVI вв.)

Глава 6. XVII век: альтернативные сценарии, смутные времена
Часть 1. Трансформация социального воображения в обществах Северной Евразии

Часть 2. Московское царство в поисках “точки сборки”

Глава 7. Долгий XVIII век и становление модернизационной империи
Часть 1. От “пороховой империи” к “современному государству”

Часть 2. От “современного государства” к “современной империи”

Глава 8. Дилемма стабильности и прогресса: империя и реформы, XIX век
Часть 1. Современная империя в поисках нации

Часть 2. Проектирование национальной империи

Глава 9. Империя и революция: Революционное движение в имперском обществе до эпохи массовой политики